Аналитические публикации
Австралия во Всемирном наследии

Ю.Л.Мазуров


Общие сведения
«Наше Всемирное наследие – это бесценные сокровища прошлого, ценности, которыми мы пользуемся сегодня и которые должны сохранить для будущих поколений. Объекты Всемирного наследия – это территории такого выдающегося значения, что их ценность выходит далеко за пределы национальных границ». В этих словах бывшего министра окружающей среды и наследия Австралии Дэвида Кемпа отражено отношение страны, её граждан и правительства к феномену Всемирного наследия, их приверженность ответственности за него и стремлению к адекватной национальной политике в сфере наследия.

Австралия является участницей Конвенции ЮНЕСКО «О сохранении Всемирного культурного и природного наследия» (о Всемирном наследии) практически с самого начала, а именно с 1974 года. Как известно её принятие состоялось в конце 1972 года, а со следующего года начался процесс присоединения к ней отдельных государств. Австралию в этом процессе опередили только США.

Первые австралийские объекты появились в Списке Всемирного наследия в 1981 года. Это случилось через четыре года после официального его открытия. Но зато это были сразу три объекта, в том числе два выдающихся объекта смешанного (природного и культурного) наследия. Ими страна сразу же обозначило свой профиль среди глобальных ценностей: природное наследие и культурное наследие аборигенов. Дальнейшие события еще более усилили этот профиль, что легко увидеть на соответствующей карте (Рис. 1).

Австралийские объекты Всемирного наследия включают в себя множество различных категорий охраняемых территорий. В их числе – национальные парки, природные резерваты, аборигенные охраняемые территории, рекреационные и городские резерваты, охраняемые лесные угодья, арендуемые сельскохозяйственные земли и ряд иных. При этом факт включения во Всемирное наследие не ущемляет прав собственников земельных угодий. Для австралийцев важно, что представленность их объектов наследия в глобальном списке не означает передачи прав на них каким-либо иностранным или международным структурам.

Австралия активно действует по пропаганде своих объектов Всемирного наследия. В результате, большинство из них достаточно хорошо известны и популярны в мире, несмотря на территориальную оторванность страны от Старого света и большей части Нового света. Трудно представить себе современного человека, не имеющего представления об уникальном красном монолите Улуру или о Большом барьерном рифе. В то же время страна активно включает в сферу своей ответственности природные объекты практически неизвестных ранее территорий, например, отдаленные и необитаемые остров Маккуэри, острова Херд и Макдональд. Объявив их объектами Всемирного наследия, Австралия много делает не только для их охраны, но для широкой популяризации в мире.

Однако самой характерной особенностью австралийских объектов Всемирного наследия является абсолютное преобладание в них объектов природного наследия при относительно более высокой доле объектов смешанного (природно-культурного) происхождения – 4 из 16 (для фона: в России их нет вообще, а в мире их всего 23). Более того, вплоть до июля 2004 года в Австралии не было ни одного объекта Всемирного культурного наследия.

Цифрами на карте обозначены:
1 - Острова Херд и Макдональд
2 - Остров Маккуэри
3 - Участки дикой природы Тасмании
4 - Места находок австралийских ископаемых млекопитающих
5 - Острова Лорда Хау
6 - Резерваты субтропических лесов центральной части Восточного побережья Австралии
7 - Озерный регион Виландра
8 - Акулий залив (Шарк бэй) в Зап. Австралии
9 - Национальный парк Улуру – Ката Тьюта
10 - Национальный парк Какаду
11 - Остров Фрэйзер
12 - Влажные тропики Квинсленда
13 - Большой Барьерный риф
14 - Большие Голубые горы
15 - Национальный парк Парнулулу
16 - Королевский выставочный комплекс с Карлтонским садом

Рис. 1. Австралийские объекты Всемирного наследия


Выгоды и преимущества
В Австралии убеждены, что включение того или иного объекта в Список Всемирного наследия может принести много пользы для страны и, в особенности, для местного населения. Свидетельством этого стали случаи включения во Всемирное наследие таких выдающихся национальных объектов, как Большой Барьерный риф, Участки дикой природы Тасмании, национальные парки Какаду и Улуру – Ката Тьюта. Сам факт их присутствия в Списке Всемирного наследия привел к резкому увеличению туристских потоков с соответствующими позитивными экономическими последствиями.

В настоящее время Австралия один из признанных мировых лидеров сферы туризма. Особенны сильны её позиции в экологическои туризме, что было убедительно продемонстрировано на состоявшемся в декабре 2005 года в Тасмании очередном всемирном конгрессе по экотуризму. В современной экономике страны туризм занимает второе место по формированию национального дохода (более 30 тыс. долларов США на душу населения) после горной промышленности.

География туристических потоков имеет четко выраженную ориентацию на объекты Всемирного наследия. Безусловными лидерами остаются названные выше природные объекты, сформировавшие харизматический образ уникального природного наследия австралийского континента. Специалисты фиксируют несомненную связь между ростом представленности страны в Списке Всемирного наследия и благополучием её граждан. Последнее, впрочем, является универсальной закономерностью, но только для тех стран, где сфера наследия находится в числе приоритетов национальной политики.

В дополнение к неизбежному в таких случаях росту занятости и доходов, местное население вправе ожидать существенных выгод от связанного с наследием улучшения системы планирования и управления в соответствующих регионах.

Кроме того, опыт присутствия австралийских объектов в Списке Всемирного наследия свидетельствует, что это обстоятельство не приводит к непременному ограничению хозяйственной деятельности. Так, например, выпас скота продолжается на землях в окрестностях Акульей бухты и Озерного региона Виландра, в акватории Большого Барьерного рифа процветает рекреация и осуществляется промышленное рыболовство.

Не менее важно, что помимо собственно материальных выгод, существуют многочисленные социальные последствия причастности к ценностям Всемирного наследия. Во всех без исключения случаях отмечается рост чувства национального достоинства и местного патриотизма. Возникает чувство гордости за свои особенные объекты наследия, включенные в самый престижный мировой список. Названные обстоятельства, в свою очередь, содействуют развитию чувства ответственности у граждан за сохранение природных и культурных ценностей своей страны, что в современных условиях дорогого стоит.

Национальная политика и ответственность за Всемирное наследие
Для Австралии характерны стабильность и последовательность участия в развитии Списка Всемирного наследия: страна постоянно наращивает свое присутствие в нем. При этом для неё характерна высокая ответственность за состояние включенных в этот список объектов наследия. Для австралийских объектов Всемирного наследия характерно также их эталонное соответствие предложенным ЮНЕСКО критериям их выделения (см. ниже).

Основополагающими целями управления объектами Всемирного наследия, прямо вытекающими из обязательств этой страны в рамках Конвенции о Всемирном наследии, в Австралии провозглашены:
• защита, охрана и представление ценностей объектов Всемирного наследия;
• интеграция охраны территорий наследия в систему всестороннего планирования;
• содействие включению объектов наследия в жизнь австралийского общества;
• развитие внимания и уважительного отношения к ценностям Всемирного наследия, преимущественно посредством информационных и образовательных программ;
• обеспечение широкого доступа населения страны к информации об объектах Всемирного наследия; и
• проведение соответствующих мероприятий по научно-техническому, правовому, административному и финансовому обеспечению охраны объектов Всемирного наследия.

Для достижения названных целей особое внимание в рамках национальной политике в сфере Всемирного наследия уделяется:

• интересам населения, проживающего на территориях объектов наследия или вблизи их;
• использованию ценностей объектов наследия, в тех случаях, когда это использование не угрожает их состоянию;
• признанию роли существующей системы управления в охране ценностей объектов наследия; и
• вовлечению местного населения в деятельность по планированию и управление объектами наследия.

Статистика
По состоянию на начало 2006 года в Списке Всемирного наследия значилось 16 австралийских объектов (см. рис. 1) из 788 во всем мире. Для того чтобы оценить место Австралии во Всемирном наследии, сравним соотношение объектов наследия этой категории с площадью и населением страны с таковым по другим частям света (см. табл. 1).

Таблица 1
Размещение объектов Всемирного наследия (ВН) по частям света (2005 г., оценка)

Часть
света

Площадь,

млн. кв. км

Население,

 млн. чел.

Количество объектов

 ВН

Площадь /
ВН,
тыс. кв. км

Население / ВН,
млн. чел.

Австралия7, 68 19164811,185
Азия43,4350020321417,241
Африка30,38601072808,038
Европа10,08903180312,799
С. Америка 24,25 460564338,214
Ю. Америка 18,28 51088  208 5,795
Мир в целом
(без Антарктики)
 133,91 64007881707, 868

   

Из представленной таблицы следует, что Австралия является мировым лидером по насыщенности объектами Всемирного наследия по отношению к численности населения – 1 объект на 1,185 млн. жителей, что приблизительно в 7 раз выше мирового показателя и выше аналогичного показателя даже для Европы. В то же время по насыщенности объектами Всемирного наследия по отношению к величине территории Австралия занимает последнее место – 1 объект на 481 тыс. кв. км, что почти в 3 раза выше соответствующего показателя для мира в целом, приближаясь по величине только к Северной Америке.

Основные сведения об австралийских объектах Всемирного наследия представлены в табл.2.

Таблица 2
Австралийские объекты Списка Всемирного наследия (СВН)

Название

Категория

Критерии*

Год включения в СВН

Место нахождения

Территория / акватория, тыс. га

1

2

3

4

5

6

Большой Барьерный риф

Природный

i, ii, iii,iv

1981

Коралловое море, северо-восточный шельф

35 000

Национальный парк Какаду

Смешанный

П: i, iii, iv

К: i, vi

1981, 1987, 1992

Северная территория

19,804

Озерный регион Виландра

Смешанный

П: i, ii

К: iii

1981

штат Новый Южный Уэльс

240

Участки дикой природы Тасмании

Смешанный

П: i, ii, iii, iv

К: iii, iv vi

1982, 1989

штат Тасмания

1 380

Острова Лорда Хау

Природный

i, iv

1982

штат Новый Южный Уэльс

146,3

Резерваты субтропических лесов центральной части Восточного побережья

Природный

i, ii, iii

1986, 1994

штаты

Квинсленд и Новый Южный Уэльс

Н.д.

Национальный парк Улуру – Ката Тьюта

Смешанный

П: i, iii

К: v, vi

1987, 1994

Северная территория

132,566

Влажные тропики Квинсленда

Природный

i, ii, iii, iv

 

1988

штат Квинсленд

894

Акулий залив (Шарк бэй) в Зап. Австралии

Природный

i, ii, iii, iv

 

1991

штат Западная Австралия

2 300

Остров Фрэйзер

Природный

i, ii

1992

штат Квинсленд

184

Места находок австралийских ископаемых млекопитающих

Природный

i, ii

 

1994

штаты Квинсленд и

Южная Австралия

10,300

Острова Херд и Макдональд

Природный

i, ii, iii

 

1997

Южная часть Индийского океана

36,900

Остров Маккуэри

Природный

ii, iii

1997

ок. 1500 км на ЮЮВ от Тасмании

ок. 15,000

Большие Голубые горы

Природный

ii, iv

2000

штат Новый Южный Уэльс

1 030

Национальный парк Парнулулу

Природный

i, iii

2003

штат Западная Австралия

240

Королевский выставочный комплекс с Карлтонским садом

Культурный

ii, iv, v

2004

г. Мельбурн,

штат Виктория

-

* Критерии ЮНЕСКО. Объекты Всемирного природного наследия (П) должны соответствовать одному или нескольким из следующих требований:
i) представлять основные этапы развития Земли, включая свидетельства древней жизни, значительные геологические процессы в развитии форм земной поверхности, существенные геоморфологические и физиографические особенности рельефа;
ii) давать представление о важных и длительных экологических и биологических процессах в эволюции и развитии наземных, речных, прибрежных и морских экосистем и сообществ растений и животных;
iii) представлять собой уникальный природный феномен или территорию исключительного эстетического значения;
iv) содержать природные ареалы, наиболее и представительные и важные для сохранения биологического разнообразия, включая те из них, где сохраняются исчезающие виды, имеющие выдающееся мировое значение с точки зрения науки и сохранения природы.
Объекты Всемирного культурного наследия (К) должны соответствовать одному или нескольким из следующих требований:
i) шедевр творческого гения человека;
ii) уникальные объект архитектуры, монументального искусства, градостроительства, а также особо ценные участки культурного ландшафта;
iii) демонстрация культурных традиций исчезнувших или современных цивилизаций;
iv) уникальные здания или архитектурные ансамбли, включая ландшафт, связанные с важнейшими вехами в человеческой истории;
v) яркий пример традиционного поселения или системы землепользования;
vi) демонстрация современных идей, верований, течений в искусстве, живых традиций человечества.
Объекты Всемирного смешанного (природного и культурного) наследия должны соответствовать одному или нескольким из приведенных выше обеих групп требований.

Австралийские объекты Всемирного наследия хорошо представлены в многочисленных национальных и местных изданиях, а также в международных публикациях. О них, в частности, можно прочитать на русском языке в недавно вышедшей в издательстве «Просвещение» книге Н.В. Максаковского – сотрудника РНИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва «Всемирное природное наследие». Эта же информация доступна на сайтах ЮНЕСКО или российского Национального центра опеки наследия (www.ntrust.ru).

Однако ни названные издания, ни что-либо или кто-либо ещё не претендуют на полноту характеристик этих поистине грандиозных в своем великолепии природных и культурных ценностей. Не претендуем и мы в наших последующих предельно кратких характеристиках, призванных дать лишь общее представление о феноменах австралийских объектов Всемирного наследия (в дополнение к информации табл. 2).

Природное наследие
Большой Барьерный риф. Это самый большой по площади объект Всемирного наследия – и не только в самой Австралии, но и во всем мире. Его протяженность превышает 2000 км. По площади он преввосходит многие страны мира, например, Италию. Это, по-видимому, самая известная охраняемая морская акватория в мире. Предмет охраны – уникальное разнообразие фауны (1500 видов рыб, 4000 видов моллюсков), связанное с крупнейшим в мире коралловым рифом, представляющим собой систему из 2800 отдельных рифовых образований и множества мелких островов. Около 98% этого объекта Всемирного наследия составляет морской национальный парк Большого Барьерного рифа, акватория которого имеет функциональное зонирование, включающее зону строгой охраны.

Интересно, что этот объект природного наследия имеет немало объектов культурного наследия. Так, на ряде островов (Лизард, Стэнли, Клифф и др.) имеются объекты археологии – преимущественно памятники аборигенной культуры в форме наскальной живописи. Здесь же встречаются руины старых маяков, остатки более 30 морских кораблей и другие памятники освоения этого региона.

Состояние Большого Барьерного рифа находится под усиленным контролем государства и международных организаций. Оно оценивается в целом как удовлетворительное – «in good condition», как отмечалось в независимом докладе 1997 года. Однако не все в мире согласны с такой оценкой, особенно в последние годы. Иной точки зрения придерживается, в частности, Всемирный фонд дикой природы, инициировавший недавно специальный проект по Большому Барьерному рифу. В числе приоритетных факторов риска природному наследию региона называют промышленное рыболовство и туризм.

Острова Лорда Хау. Помимо собственно острова Лорда Хау, в объект Всемирного наследия входят также Адмиралтейские острова, группа островов Маттон-бёрд (тонкоклювого буревестника), коралловые рифы и связанные с ними морские пространства. Все они расположены в 700 км на северо-восток от Сиднея и представляют причудливые остатки разрушенного морем на 90% грандиозного вулкана, возникшего здесь на западной окраине подводного плато около семи млн. лет тому назад. Острова представляют собой уникальное местообитание ценных видов биоты, частично сохранившихся в близком к естественному состоянию. Со всеми своими особенностями они признаны выдающимся природным феноменом и именно в этом качестве вошли во Всемирное наследие.

Остров Лорда Хау широко известен своим впечатляющим ландшафтом, доминантами которого стали две покрытые густой тропической растительностью вулканические горы – Гоуер и Лиджбёрд, высотой 875 и 777 м соответственно. Обилие влаги обеспечило здесь доминирование живописных тропических лесов и пальмовых ассоциаций. Наряду с ними здесь представлены значительные пространства преобладания травянистой растительности ярких изумрудных оттенков.

Из 241 вида местной флоры 105 являются эндемиками. Острова известны своими огромными колониями морских птиц. Всего здесь зафиксировано гнездование или пролёт по меньшей мере 168 видов птиц, многие из которых относятся к числу редких и исчезающих. Наиболее известен из них новозеландский пастушок уэка, ставшей одной из самых редких птиц в мире. В течение прошлого века он стал жертвой охоты, утраты местообитаний и агрессии со стороны одичавших животных, в частности крыс, попавших сюда вследствие нередких кораблекрушений морских судов в окрестных водах. К счастью, в результате целенаправленной программы охраны этого вида его численность восстановлено до приемлемого в этой ситуации состояния.

Острова были открыты в 1788 г. британскими военными моряками. А к 1830 г. здесь уже сформировалось небольшое постоянное поселение, жители которого зарабатывали на жизнь охотой, рыболовством, животноводством, выращиванием овощей и фруктов, которые продавали морякам проходящих мимо судов. К сожалению, освоение островов не обошлось без неприятностей. Ввезенные сюда свиньи и козы одичали и в борьбе за свои экологические ниши нанесли немалый вред местным природным комплексам. А на «совести» уже упоминавшихся крыс – не менее пяти видов полностью исчезнувших видов птиц.

Особую ценность представляет морская среда островов. Расположенный в лагуне острова Лорда Хау коралловый риф является самым южным в мире. Биота рифовых пространств представляет собой редкую в природе смесь видов тропиков и умеренных широт.

Ценность природных комплексов этого уникального архипелага обусловила его включение в систему охраняемых резерватов Австралии. На большей части островов действует режим постоянного резервата, а воды вокруг острова Лорда Хау объявлены в 1999 г. морским национальным парком в ведении администрации штата Новый Южный Уэльс. Охрана природных ценностей резервата и парка являются предметом заботы специально созданного Совета острова Лорда Хау, одним из приоритетов которого провозглашено соответствие требований статуса объекта Всемирного наследия. Другим приоритетом в последнее десятилетие стала регламентация довольно массового туризма.

Резерваты субтропических лесов центральной части Восточного побережья Австралии.

 Это очень сложный по своей структуре и управлению объект Всемирного наследия. Он представляет собой множество кластеров охраняемых территорий различных категорий в двух штатах: изначально в Новом Южном Уэльсе, а с 1994 г. еще и в сопредельных районах Квинсленда. Они образуют своего рода цепочку островов разной величины – от совсем небольших до занимающих пространства целых долин – в бескрайнем море эвкалиптовых лесов и сельскохозяйственных угодий вдоль Большого водораздельного хребта – крупнейшей горной системы Австралии.

В соответствии со своим названием, этот объект наследия включает в себя преимущественно субтропические вечнозеленые леса. При этом их самые крупные массивы в мире. А помимо того – почти все ареалы произрастания австралийских буковых лесов.

Влажные тропические и субтропические леса некогда покрывали большую часть древнего суперконтинета Гондвана. Сейчас они являются наиболее древним типом растительности в Австралии. Лишь очень немногие места на земле могут соревноваться с этим регионом по числу видов растений и животных, чьи предки представлены в окаменелостях прошлых геологических эпох и которые очень мало изменились с тех пор.

Хотя влажные субтропические леса покрывают территорию всего в 0,3% от площади Австралии, их биологическое разнообразие просто ошеломляет. Они содержат около половины семейств растительности и около одной трети всех млекопитающих и птиц. Они являются местообитанием для более 200 редких и исчезающих видов растений и животных. Поэтому их природоохранное значение невозможно переоценить.

В настоящее время этот объект Всемирного наследия насчитывает около 50 отдельных резерватов, изначально относившимся к так называемым «землям Короны», располагающихся цепочкой от Брисбена до Ньюкасла. Они управляются четырьмя различными государственными агентствами двух штатов: Служба национальных парков Нового Южного Уэльса, аналогичная служба Квинсленда, Управление государственных лесов Нового Южного Уэльса и Министерство природных ресурсов Квинсленда.

Резерваты влажных тропических лесов легко доступны из крупнейших городов страны и пользуются большой популярностью у туристов. Меньше часа на туристском автобусе от Сиднея и вы в уникальном, практически не имеющем аналогов в мире ландшафте. Мало кто из гостей этого мегалополиса и других городов «бумеранг-коста» воздерживается от подобных туров.

Однако за судьбу этих ареалов природного наследия не следует особенно беспокоиться. Дальше границ резерватов туристов практически нигде не пускают. К их услугам умело выбранные видовые точки с обзором самых впечатляющих панорам, канатные дороги, специально оборудованные и, как правило, довольно ограниченные по протяженности, но насыщенные объектами туристического сервиса пешеходные трассы и т.п. Для большинства туристов этого более чем достаточно. Мало кому захочется чего-то большего. Да и сам ландшафт к этому не располагает: сырая скользкая земля, неровные поверхности с нередкими камнями, вместо привычной травы – грязно-серый опад из сучков и листьев, сыро и довольно мрачно. В общем – это не наш сосновый бор или березовая роща со всеми их столь милыми прелестями. Так что австралийский тропический лес, в известной степени, и сам себя охраняет, но теперь уже в дополнение к соответствующим усилиям человека.

Влажные тропики Квинсленда.

 Этот объект Всемирного наследия располагается на северо-восточном побережье штата Квинсленда между городами Таунсвилл и Куктаун. Его ландшафты грандиозны и впечатляют самого искушенного путешественника. Они представлены непроходимыми лесами с быстротекущими реками, глубокими ущельями и множеством водопадов. С вершин гор здесь открываются удивительные виды, поражающие как огромными пространствами ненарушенных лесов, так и их первозданной красотой. Мало где ещё в мире можно увидеть нечто подобное.

В этом огромном регионе тропических чудес и диковин особенно выделяются два ареала. Первый из них – это долина реки Дэйнтри, представляющая собой один из самых больших участков девственных тропических лесов в Австралии. А второй – это редкое в мире сочетание выходящих прямо на побережье ненарушенных человеком джунглей и коралловых рифов в непосредственной близости от этого побережья в районе мыса с диссонирующим названием Трайбулэйшен (бедствия).

Для многих видов флоры и фауны влажные тропики Квинсленда это один из немногих или даже единственный ареал распространения. Таковых здесь насчитывается не менее 400 видов. В их числе, в частности, уникум тропической фауны – южный казуар.

Биоразнообразие региона может быть охарактеризовано следующими показателями. Здесь обитает 30% видов австралийских сумчатых, 58% – летучих мышей, 26% – лягушек, 17% – рептилий, 58% – бабочек и 48% – птиц.

Особый интерес влажные тропики Квинсленда представляют как своего рода живая летопись всех основных этапов эволюции растительной жизни на нашей планете. Многие представленные здесь виды произошли ещё в те времена, когда нынешняя Австралия была частью древней Гондваны. Именно здесь обнаружено массовое распространение так называемых «примитивных», т.е. наиболее древних цветковых растений. Их научную ценность для раскрытия загадок развития жизни на Земле невозможно переоценить.

Другое важное достоинство этого региона состоит в том, что он наиболее сложный во флористическом и структурном отношении. Так, например, мангровые заросли, распространенные здесь на площади более 13600 га, образуют 29 различных видовых ассоциации, что превышает показатели всех других районов Австралии и находится на уровне соответствующего мирового максимума.

Заселение этого региона человеком началось, по современным археологическим данным, около 50 000 лет тому назад. В памяти местных аборигенов сохранились воспоминания о мощном извержении вулкана, происшедшем в соответствии с геологическими свидетельствами, 10-20 тыс. лет тому назад. Их основными занятиями были и остаются до сих пор охота и собирательство. Специфической особенностью местных аборигенов является присущая им практика широкого использования в пищу ядовитых растений, требующих их сложной специальной обработки для предотвращения нежелательных последствий. Столь массовое использование токсичной растительности в качестве продуктов питания является уникальным явлением в мире. Всего сейчас здесь обитает 16 групп местных аборигенов, которых традиционно именуют «народом тропиков». До сих пор о них мало что известно современной науке.

Управление резерватами этого объекта Всемирного наследия осуществляется в настоящее время на трех уровнях. Министерский совет штата Квинсленд и Австралийского Союза координирует общие вопросы политики и финансирования. Вопросы планирования относятся к компетенции специально созданного Управления по охране региона влажных тропиков, который в своей деятельности опирается на комитет представителей местного населения и на научно-консультативный комитет. Повседневное текущее управление осуществляется несколькими государственными агентствами штата Квинсленд.

Акулий залив (Шарк бэй) в Западной Австралии.

До недавнего времени это был единственный объект Всемирного наследия на Западе материка, что в известной мере компенсировалось его внушительными размерами – 2,3 млн. га и высоким статусом даже в списке Всемирного наследия. Он включен в этот список на основании соответствия всем четырем критериям природного наследия, что является очень редким случаем в мировой практике.

Территория и особенно прилегающие акватории этого объекта наследия выделяется едва ли не по всем показателям, которые обычно являются основанием для принятия их под особую охрану. В данном случае это касается, прежде всего, уникальности природных условий, биоразнообразия и сохранности биотопов.

Основной причиной уникальности региона является его расположение в пространстве контакта трех различных климатических зон и в транзитной зоне двух основных ботанических провинций этой части континента. Главная особенность местной флоры состоит в том, что многие представленные здесь виды находятся на пределе ареалов их распространения. Так, например, это относится к 283 видам сосудистых растений (около 25%) региона.

Большой интерес представляют формы адаптации видов животного мира суши к местным условиям. Особенно это относится к амфибиям и рептилиям, демонстрирующим здесь поразительное видовое разнообразие. Обитающая здесь песчаная лягушка обходится без поверхностной воды, что просто невообразимо.

Не менее удивительны естественные феномены акваторий Акульего залива. Он известен своей огромной – 1030 кв. км – Вурамельской банкой (Wooramel Seagrass Bank), сплошь покрытой морской травой; ничего подобного нет нигде в мире. Всего же морской травой 12 видов здесь покрыто более 4000 кв. км. Обилие морской травы оказывает сильнейшее воздействие на физические, химические и биологические особенности залива в течение последних 5000 лет. Его индивидуальное своеобразие еще более усиливается крайне незначительными здесь атмосферными осадками и сильнейшим испарением, обусловливая формирование уникальных форм жизни, адаптированных к гиперсолености. К их числу относятся и строматолиты, представляющие собой древнейшие формы жизни на нашей планете. Их возраст превышает 3500 млн. лет. Акулий залив можно считать самым главным строматолитовым «музеем под открытым небом».

Морская фауна Акульего залива известна своим обилием дюгоней – редких морских млекопитающих отряда сиреновых. Их здесь насчитывается более 10 000 особей, это одна из крупнейших популяций этого вида в мире. Залив изобилует дельфинами, во множестве представлены здесь горбатые киты. Для них залив – это важная «стоянка» на путях их обычных миграций вдоль побережья. Интересно, что в результате интенсивной эксплуатации этой популяции китов, некогда насчитывавшей около 20 000 особей, их численность сократилась до критического уровня в 500-800 животных в 1962 г. В дальнейшем, в результате предпринятых мер по их охране популяция начала восстанавливается и сейчас в ней до 3000 китов. В водах залива представлены также несколько видов черепах, в том числе – зеленая и тупоголовая, множество редких ракообразных, рыб и медуз.

Отсутствие пресной воды всегда было главной причиной отсутствия здесь постоянного населения. Эта же причина ограничивает и туризм, который здесь не может быть массовым в силу неочевидной привлекательности этих мест. Внешне они мал чем отличаются от окрестных пространств страны, значительно лучше обеспеченных инфраструктурой, в первую очередь, транспортной. Отсутствия массового туризма в данном случае способствует охране природного наследия региона и упрощает управление им. Вся полнота ответственности за управление этим объектом Всемирного наследия лежит на правительстве штата Западной Австралии.

Остров Фрэйзер.

 Этот остров, достигающий 120 км в длину – дважды крупнейший: во-первых, на восточном побережье Австралии, а во-вторых, крупнейший песчаный остров в мире. Последнее обстоятельство вкупе со связанными с ним природными феноменами и предопределило место этого уникума в Списке объектов Всемирного наследия.

В числе особых достоинств острова – его особая красота. Со всех сторон он оконтурен многоцветными песчаниковыми клифами или белыми песчаными пляжами, ярко контрастирующими с морской водой и зеленью тропических лесов, подступающих прямо к побережью. На острове множество пресных озер с кристально чистой водой и их многочисленными обитателями (рыбы, земноводные и др.). На нем немало также ярко выраженных дюнных комплексов, находящихся в постоянном движении и развитии. Некоторые дюны достигают высоты в 240 м. В дюнах насчитывается около 40 озер, образованных верховодкой. Это половина озер этого редкого происхождения в мире.

Растительность здесь на удивление разнообразная и предельно активная. Деревья в лесах самые высокие из встречающихся на аналогичных широтах. Они активно освоили дюны острова, завоевав пространства на уровне 200 и более метров. Наряду с влажными тропическими лесами для растительности острова характерны также вересковые комплексы, преимущественно в прибрежных полосах. Весной и летом они покрываются многочисленными цветами.

Из животных острова наиболее существенны птицы, число видов которых достигает здесь 350. Особое значение остров представляет для водоплавающих мигрирующих видов, он используется ими на пролете между местами размножения в Сибири и местами зимовки в Южной Австралии. Из других животных внимание привлекает популяция динго. Считается, что она наиболее чистая в Восточной Австралии.
Обилие природных ресурсов предопределило его заселенность аборигенами, что произошло около 5 000 лет тому назад, а возможно и намного раньше. Постоянное население здесь составляло до 400 – 6000 человек. В зимние месяцы оно возрастало до 2 – 3 тыс. человек, за счет сезонных мигрантов, прибывавших сюда на добычу морепродуктов. Остров, который аборигены называют «К’гари», изобилует археологическими артефактами, на нем немало современных сакральных мест, имеющих культовое значение для местного аборигенного населения.

Современное название острова отражает историю его европейской колонизации. Первым из европейцев его посетил английский капитан Мэтью Флиндерс в 1802 году. В 1836 г. остров на 6 недель стал пристанищем для нескольких англичан, переживших у его берегов гибель своего корабля “Stirling Castle”. Среди них была жена капитана по имени Элиза Фрэзер, в честь которой и стал впоследствии именоваться этот остров. Известно, что этот контакт породил неприязнь, вражду и даже агрессивность во взаимоотношениях европейцев и аборигенов, которая, к сожалению, в полной мере не преодолена и по настоящее время. Управление этим объектом Всемирного наследия осуществляется Службой парков штата Квинсленд.

Места находок австралийских ископаемых млекопитающих. Этот объект Всемирного наследия представлен двумя территориями Риверслейг и Наракурт, разделенными расстоянием в 2 000 км.

Первая из них – Риверслейг, представляет собой ареал в 10 000 га, расположенный на северо-западе штата Квинсленд и приуроченный к водоразделу реки Грегори. Наракурт – это местность площадью около 300 га в штате Южная Австралия, на плоской равнине с серией древних дюнных образований. Здесь сделано множество уникальных находок, произведших настоящий переворот в наших представлениях об эволюции животного мира и жизни в целом на нашей планете. Но ученые уверены, что это еще далеко не все находки. Возможно, что самые важные открытия ещё впереди.

Обе территории наглядно подтверждают существование ключевых стадий в эволюции фауны наиболее изолированного континента планеты. Благодаря найденным в них ископаемым останкам может быть объяснена история происхождения современных животных Австралии. И на этом основании может быть более точно определен их охранный статус и выработана адекватная стратегия их сохранения.

Острова Херд и Макдональд.

 Этот австралийский объект Всемирного наследия лежит далеко за пределами Австралии, в удалении от нее на 4000 км в юго-западном направлении. Он значительно ближе к Антарктиде, от которой его отделяет всего около 1500 км.

Остров Херда является главным в этом объекте наследия. Его площадь составляет 368 кв. км. Его высшая точка – пик Маусон высотой 2745 м – представляет собой вершину вулкана Биг Бен, большая часть которого постоянно укрыта белой мантией ледников и снежников. В 43,5 км на запад от острова Херда расположена группа несравненно меньших во всех отношениях островов Макдональда, названные так по имени самого большого из них. Однако его территория составляет всего 1 кв. км.

Эти неприветливые, оторванные от людей на тысячи километров и необитаемые острова были неизвестны человечеству вплоть до 19-го столетия. Они расположены в самой штормовой части не только в субантарктике, но и в мире в целом. Не представляя пока никакой хозяйственной ценности для человека, эта группа островов представляет колоссальный научный интерес в очень многих отношениях.

Прежде всего, это уникальный геологический феномен. Все острова имеют вулканическое происхождение, более того: вулкан Биг Бен на острове Херда является действующим, последнее по времени извержение которого происходило в 1992 году. Здесь постоянно соседствуют «лёд и пламень». Остров на 80% покрыт постоянным слоем ледников и снежников.

Кроме того, эти субантарктические острова представляют собой уникальный рефугиум редких видов фауны. Островные пляжи заняты впечатляющими своей численностью колониями пингвинов (до двух млн. особей) и тюленей. Здесь также находит приют огромное количество морских птиц, чему способствует отсутствие на островах хищников. Особый интерес представляют эндемики. Так баклан хохлатый или длинноносый острова Херда встречается только здесь и нигде более в мире.

И, наконец, весьма привлекателен с научной точки зрения сам факт изоляции биоты на этих островах. Здесь как нигде в мире можно изучать феномен эволюции видов в условиях их практически полной географической изоляции.

Имеются и другие основания считать эти острова особо ценным наследием. Например, в интересах развития мониторинга природной среды и экосистем в этой части планеты. Перспективным может стать реколонизация королевских пингвинов и морских котиков в местах их утраты за счет местных колоний.

Вопросы управления этим объектом Всемирного наследия относятся к компетенции Антарктического агентства Министерства окружающей среды и наследия Австралийского Союза.

Остров Маккуэри.

 Как и предшествующий объект Всемирного наследия, остров Маккуэри это скорее Антарктика, чем Австралия. Он расположен приблизительно на полпути от Антарктиды до Австралии, точнее – острова Тасмания, в 1500 км от него. Он относительно невелик: 34 км в длину и 5,5 км в ширину. Но его значимость для понимания важнейших геологических процессов нашей планеты просто бесценна.

Остров Маккуэри единственный в мире, полностью сложенный из пород океанической земной коры и пород мантии земли. Это настоящий музей геологической истории, хранящий решения многих загадок развития нашей планеты. По отношению к нему австралийские ученые часто пользуются терминами «георазнообразие» и «природное разнообразие».

Незаурядную ценность представляет и биота этого уникального острова. Здесь, в частности, отмечены колонии многих морских птиц, в том числе имеющих максимальные их концентрации из отмеченных где-либо в мире. Особенно интересна здесь популяция королевских пингвинов, насчитывающая более 850 000 пар животных. Из местных морских птиц заслуживает особого упоминания альбатрос, а из млекопитающих – слоновые тюлени, достигающие 4,5 м в длину и веса до 3,5 т.

Немаловажной особенностью острова Маккуэри признана его суровая красота, индивидуальное внешнее своеобразие, редкая эстетическая привлекательность. Все эти особенности стали основой для создания на острове государственного природного резервата, а в окрестных водах – морского парка. Этот парк, объявленный союзным правительством 28 октября 1999 года, является крупнейшим в мире по величине охраняемой акватории, составляющей 16 млн. га. Оба резервата находятся в управлении Антарктического агентства Министерства окружающей среды и наследия Австралийского Союза.

На острове Маккуэри не было и нет постоянного населения. Но относительно недавно здесь открыта постоянно действующая круглогодичная австралийская антарктическая станция, обеспечение которой осуществляется посредством морских судов. Никто кроме них не нарушает покой этого заповедного уголка планеты.

Большие Голубые горы.

 Этот регион очень хорошо известен в стране и невероятно популярен среди туристов. Возможно, что это самый доступный объект Всемирного наследия в Австралии. До него всего около часа езды от Сиднея – крупнейшего города страны и главного центра туризма. Для туристов Большие Голубые горы это захватывающие дух виды, массивные столовые горы, отвесные скалы, недоступные долины и каньоны, изобилующие всеми формами жизни вводно-болотные угодья. Сюда едут для того чтобы увидеть настоящую каноническую природу Австралии, одним из самых представительных символов давно и по праву стал эвкалипт.

Регион Больших Голубых гор представляет особую ценность в очень многих отношениях: геологическом, биологическом, экологическом, историческом, этнографическом, эстетическом и т.д. Но это прежде всего ареал культа эвкалипта, а точнее – австралийского эвкалипта. Известно, что более 98% из около 700 видов эвкалипта являются австралийскими эндемиками. А главным центром их происхождения и распространения как раз и являются Большие Голубые горы, ставшие своего рода естественной лабораторией изучения эволюции этого рода флоры. Именно здесь наблюдается самое большое разнообразие представителей этого рода. Если эвкалипты, значит и коалы. И действительно это район широкого распространения этого важного представителя австралийской флоры. Другим его не менее знаменитым представителем является обычный в местных реках утеконос.

Но не только эвкалиптами славен это регион, отличающийся особым биоразнообразием. На его относительно небольшой территории представлено 10% видов флоры всего континента, а также множество редких и исчезающих видов, открытие которых продолжается и в наши дни. Потрясающей мировой сенсацией последнего времени стало находка здесь сосны Воллеми – одного из самых редчайших в мире видов, современника динозавров, живого ископаемого. Сосну Воллеми нашли в одном из дальних и почти недоступных уголков Больших Голубых гор. Всего несколько деревьев, но в хорошем состоянии, несмотря на почтенный возраст в миллионы лет этого вида. Эта находка воодушевляет австралийских ученых на новые поиски и новые исследования. И надо полагать, не только австралийских.

В объект Всемирного наследия Большие Голубые горы входят 8 охраняемых территорий. Из них 7 национальных парков: Воллеми, Йенго, Натай, Канангра-Бойд, Сад камней и Тёлмерские озёра, а также природоохранный резерват Дженоланских карстовых пещер. Все они охраняются государственными природоохранными службами правительства Нового Южного Уэльса.

Национальный парк Парнулулу. Это самый молодой представитель природного наследия среди австралийских объектов Всемирного наследия. Предметом охраны парка являются, прежде всего, уникальные ландшафты горной гряды Бангл-Бангл на площади около 45 000 га. Особенно впечатляют массивные причудливой формы песчаниковые башни и другие необычные формы эрозионного происхождения. Сейчас эти ландшафты признаны выдающейся национальной ценностью в силу уникальной красоты этой горной системы и близкого к естественному состояния природной среды.

Парк расположен в необжитой, труднодоступной местности. Ближайший к нему населенный пункт Кунунура расположен в 300 км на север от Парнулулу. Но все же его нельзя назвать необитаемым. На протяжении более 20 000 лет здесь проживает аборигенное население, численность которого сбалансирована с возможностями жизнеобеспечения окружающей среды, как, впрочем, и в других районах проживания австралийских аборигенов. Территория парка насыщена объектами их культурного наследия и приметами традиционного природопользования, которые также являются предметом охраны. Поразительно, но некоторые формы традиционной охоты и собирательства сохранились здесь до наших дней в форме живой культуры, несмотря на мрачные для аборигенов десятилетия колониализма белых переселенцев.

Смешанное наследие
Национальный парк Какаду. Парк расположен в тропиках северной Австралии, в 120 км на восток от г. Дарвин. Затопляемые равнины Какаду представляют собой пространства проявления геологических процессов, иллюстрирующих экологические воздействия динамики уровня моря. Эта территория представляет также ценность как место проявления взаимодействия эволюционирующих экосистем в условиях минимального воздействия человеческой деятельности и при полном отсутствии таковой. Это вводно-болотное угодье мирового значения. Это уникальные по красоте естественные ландшафты. Наконец, это поразительное биоразнообразие: 60 видов млекопитающих, 289 видов птиц (более четверти всех обитающих в Австралии), 132 вида рептилий, 25 видов лягушек, 55 видов пресноводных рыб и более 10 000 видов насекомых. Аналогичная ситуация с растительностью и ландшафтами в целом – невероятное разнообразие.

В не меньшей степени эта территория представляет культурный интерес. Она имеет постоянное население на протяжении 40 или даже 60 тыс. лет, свидетельства чего представлены в многочисленных памятниках аборигенных этносов. Многие их них признаны художественными шедеврами мирового значения. Наиболее известны натуралистические изображения животных, возраст которых составляет десятки тысяч лет. Особый интерес представляет феномен экологической культуры аборигенных народов, демонстрирующих здесь устойчивое природопользование на протяжение многих тысячелетий.

Считается, что создание здесь национального парка, а потом и придание ему статуса Всемирного наследия не ухудшило условий проживания здесь местного коренного населения, которое принимает участие в управлении парком. Однако это не означает, что здесь нет проблем аборигенного населения.

Озерный регион Виландра. В регионе представлена система плейстоценовых озер (пять больших и 14 связанных с ними малых), сформировавшихся более 2 млн. лет тому назад. Стратиграфия древних берегов позволяет прочитатьих геологическую историю по слоям соответствующих осадочных отложений. Озера давно высохли и их плоские днища покрыты сейчас солончаковой растительностью, низкорослыми кустарниками. В этом полупустынном ландшафте много песчаных дюн, формы которых отражают господствующие направления ветров. Встречаются также эвкалиптовые редколесья.

Около 10% территории объекта Всемирного наследия занято национальным парком Мунго, названного в честь крупного древнего озера Мунго. Остальная территория – это арендуемые естественные кормовые угодья. Здесь много интересных феноменов естественной истории от геологии до биологии. Но особый интерес этот регион представляет с позиций древней истории, свидетельствующей о его обитаемости на протяжении около 60 тыс. лет.

Раскопки в дюнах озера Мунго в 1968 году принесли сенсационный результат: были найдены останки кремированной женщины – до сих пор это артефакт древнейшей на планете кремации. В 1974 году неподалеку было обнаружено мужское захоронение. Современные методы датировки свидетельствуют, что это древнейшие следы пребывания современного человека на нашей планете. Похоже, что во время последнего ледникового периода, когда озера Виландры были полны водой, в этих местах жизнь била ключом, чему способствовало обилие потенциальной пищи как в водоемах, так и на суше. Свидетельства этого периода и последующих этапов жизни аборигенов в изобилии встречаются в местных осадочных породах.

Участки дикой природы Тасмании. Это один их крупнейших в Австралии комплексов природных резерватов, составляющих 20% территории Тасмании. Это один из трех последних ареалов девственной природы умеренного пояса Южного полушария. Описывать достоинства этого региона сложно ввиду их невероятного обилия и разнообразия.

Эта территория соответствует всем четырем официальным критериям ЮНЕСКО выделения объектов Всемирного наследия и, кажется, всем другим мыслимым критериям природной ценности. Возможно, что это один из абсолютных эталонов естественной ценности. В том числе – благодаря отличной сохранности природных комплексов.

Колоссальный интерес представляет и культурное наследие этого региона, который был самым южным ареалом проживания людей на нашей планете. Здесь насчитывается более 40 сакральных мест местных аборигенов, имеющих и до сих пор исключительное значение для современного аборигенного населения. Археологические находки из этого региона составили бесценные художественные коллекции.

Известно, однако, что современная культурная история Тасмании полна драматизма и даже трагична. За время колонизации острова европейцами местное население острова было уничтожено практически полностью. По данным переписи 1961 года в Тасмании бал один (!) абориген. Сейчас их официально числится много больше, но значит ли это, что восстановлена связь времен? Отмеченная специфика региона прослеживается и в его топонимике. Вот названия рек региона Всемирного наследия: Гордон, Франклин, Эндрю, Денисон, Максвелл и т.д. и т.п. Нужно ли говорить, что исторически ещё совсем недавно все эти реки имели совсем другие названия, отражавшие, как и повсюду в мире, их характерные особенности на языках тех людей, что жили на их берегах. К счастью, многие материковые районы Австралии все же сохранили свою естественную топонимику, которая тоже является частью наследия – природного и культурного.

Национальный парк Улуру – Ката Тьюта. Расположен вблизи от центра материка, в зоне аридных экосистем, на землях издавна принадлежащих аборигенным племенам Пайтьянтьятьяра и Янкунытьятьяра, более известных как аньянгу. В соответствии с археологическим данными, они проживают на этих землях не менее 22 000 лет.

Бесспорно главными достопримечательностями, создавшими мировую славу парка, являются два гигантских глыбовых образования, возвышающихся на высоту в несколько сотен метров над огромными равнинными пространствами тропических полупустынь. Именно они и дали название парку. Принципиально важно, что эти уникальные геологические образования рассматриваются не только как памятники природы, но и как особо ценные сакральные объекты народа аньянгу, т.е. как культурное наследие аборигенов страны. Этот народ традиционно поклоняется им как свидетельствам посещения Земли во времена её сотворения пришельцами из космоса, потомками которых они себя считают. Аньянгу являются хранителями и носителями уникальной экологической культуры, позволяющей вести им устойчивое природопользование в экстремальных природных условиях на протяжении многих тысячелетий. Любопытно, что ряд элементов этой традиционной культуры используется в современной практике управления национальным парком. В частности, это относится к широко практикуемым здесь искусственным палам.

Более известной является гора Улуру, ставшая одним из самых узнаваемых в мире символов Австралии, именуемая также на европейский манер Эйерс-рок. Она представляет собой огромный округлый монолит из красного песчаника, длина которого в поперечнике составляет 9,4 км (!!!), а высота – 340 м. Многочисленные пещеры в основании этого горного образования представляют собой нечто вроде галерей наскальной живописи, являющей собой уникальные образцы художественного творчества и доказательства глубоких культурных традиций народа аньянгу.

В 32 км на запад от Улуру располагается второй местный уникум мирового значения – Ката Тьюта, представляющий собой группу из 36 величественных куполообразных образования с очень крутыми склонами. Самое крупное из них – гора Ольга высотой 500 м. Общая площадь составляет около 3500 га. Как и Улуру комплекс Ката Тьюта является сакральным объектом народа аньянгу, но имеет при этом более высокий сакральный статус. В результате аборигены не спешат делиться с бледнолицыми тайным знанием о Ката Тьюта, которая до сих пор хранит множество тайн.

Возможно, что именно культ Улуру и Ката Тьюта являются объяснением феномена удивительной устойчивости народа аньянгу, создавшим уникальное философское учение «Чук-ур-па». Это учение объясняет происхождение жизни и всех живых существ на земле, оно стало основой регламентации всех сторон жизни местных аборигенов.

Ландшафты парка – это песчаные равнины и дюны, покрытые разреженной растительностью из трав, низкорослых кустарников и редких деревьев – преимущественно акаций и пустынных дубов. Всего здесь зафиксировано около 400 видов растений. Животный мир представлен 150 видами птиц, многими рептилиями, амфибиями и беспозвоночными. Здесь обитает несколько видов редких млекопитающих, уникально приспособившихся к жестким аридным условиям. Наиболее характерными видами являются такие рептилии, как гигантский пустынный сцинк и самая крупная в Австралии ящерица, достигающая в длину 2,5 м.

С 1985 г. земли парка, находящиеся под контролем Аборигенного земельного траста Улуру-Ката Тьюта, переданы в аренду федерального Директората национальных парков. Непосредственное управление парком осуществляется специальным Советом, большинство мест в котором принадлежит местным землевладельцам из числа народа аньянгу. Такая форма управления – это следствие компромисса со стороны союзного правительства, попытки которого европеизировать местных аборигенов потерпели полный провал. Аньянгу выиграли длительную изнурительную борьбу за право оставаться самими собой на своей земле и вести традиционный образ жизни. Основой этого права стала их неотчуждаемая собственность на землю, ставшей местом настоящего паломничества туристов.

Культурное наследие
Единственным пока объектом Всемирного культурного наследия в Австралии стало с 2004 г. здание Королевского выставочного комплекса с прилегающим к нему Карлтонским садом в столице штата Виктория городе Мельбурне. Оно было построено по проекту архитектора Джозефа Рида в 1880 году для Всемирной выставки, с успехом прошедшей в том же году. Это была одна из первых выставок подобного рода в мире и первая в Австралии. Можно сказать, что она стала первым глобальным событием в истории этой страны, находившееся тогда на пути от группы активно развивающихся колоний до суверенного государства. Её посетило почти полтора млн. человек. Другая всемирная выставка проходила в стенах этого же здания спустя 8 лет. Число её посетителей возросло до 2,2 млн. человек, составив 69% от населения всех австралийских колоний.

С 1-го января 1901 года бывшие колонии Австралии с согласия метрополии стали независимыми государствами, образовав при этом союз или федерацию шести штатов. Новое государство стало наследником британских политических традиций, включая парламентаризм. Избранный союзный парламент стал заседать в здании Королевского выставочного комплекса – вплоть до его переезда в новую столицу страны в 1927 году. Приблизительно в этот же период в этом здании заседал и парламент штата Виктория. Лучшего, а посему и более подходящего здания в Мельбурне тогда не было.

В дальнейшем здание Королевского выставочного комплекса интенсивно использовалось для самых различных целей. К счастью оно сохранило при этом свои художественные достоинства, а историческая ценность его еще более возросла. В настоящее время оно охраняется в соответствии с законодательством о наследии штата Виктория и является одним из первых объектов национального регистра культурного наследия штата.

Удивительно, но факт: здание Королевского выставочного комплекса стало первым объектом Всемирного наследия в штате Виктория – самом, по-видимому, насыщенным объектами как культурного, так и природного наследия. И возможно, это здание далеко не единственный претендент на столь высокий статус в этом штате и в особенности в его столице – одном из самых ярких и своеобразных культурных центров мира.

Перспективы развития участия Австралии во Всемирном наследии
Потенциал участия Австралии во Всемирном наследии далеко не исчерпан современными 16 объектами. Однако он ограничен, прежде всего, самой идеей этого Списка, который по определению не может быть бесконечным. В стране это понимают и, похоже, учитывают. Возможно поэтому в будущем сложившийся образ национального наследия этой страны будет дополнен некоторыми чертами, значимость и ценность которых уже получила мировое признание. В первую очередь это относится к таким потенциальным номинантам, как уникальное в мире Здание Сиднейского театра оперы и Центральная часть Канберры – воплощенная в жизнь идея города-сада. Нельзя не признать, что обе кандидатуры вполне достойны чести быть во Всемирном наследии.

Специфическим объектом Всемирного культурного наследия может стать самый знаменитый в стране район виноделия – Долина Баросса в Южной Австралии. Подобного рода объекты, номинируемые обычно в качестве особо ценных культурных ландшафтов, уже представлены в Списке Всемирного наследия, а Долина Баросса им ничем не уступает, а возможно даже и превосходит.

Из объектов природного наследия, потенциально претендующих на участие во Всемирном наследии, назовём, прежде всего давний объект паломничества туристов со всего мира – уникальный по многим особенностям эрозионный феномен Двенадцать апостолов в национальном морском парке с одноименным названием в Южной Австралии. Не меньшую привлекательность в рассматриваемом отношении представляет и один из старейших в стране национальных парков – Охотничий парк Флиндерса на острове Кенгуру, сохранившем на практически всей своей территории богатую и уникальную первозданную природу.

Правовые основы
Как известно, объектами Всемирного наследия становятся памятники природы, истории и культуры уже имеющие достаточно высокий охранный статус в своих странах. Австралия не стала исключением в этом правиле. Однако уже через два года после появления первых ее объектов в Списке Всемирного наследия в стране принимается общенациональный закон, детально регламентирующий вопросы охраны территорий наследия высшего статуса - «Закон об охране объектов Всемирного наследия».

Показателен сам факт принятия закона, предназначенного для регулирования правоотношений, связанных исключительно со Всемирным наследием – редкий случай в мировой практике. Не менее интересен факт оперативного реагирования законодательства на появление новой категории охраняемых объектов в стране. Напомним, что на момент принятия названного закона в стране было только всего пять объектов Всемирного наследия.

Закон 1983 года регулировал защиту объектов Всемирного наследия от идентифицированных в нем факторов риска. В сущности, он призван был работать в качестве последнего «рубежа обороны» от разного рода негативных воздействий. Обычно он использовался для их прекращения. Для своего времени это была приемлемая тактика. Однако со временем этого стало недостаточно. Более приемлемой и, к счастью, реалистичной в условиях Австралии стала тактика предупреждения негативных воздействий в принципе, которая и заложена в современном законодательстве, регламентирующем охрану Всемирного наследия. Основой этого законодательства стал Закон 1999 года «О сохранении окружающей среды и охране биоразнообразия», регламентирующий охрану всех категорий наследия. В настоящее время – с июля 2000 года – все австралийские объекты Всемирного наследия находятся под юрисдикцией названного закона. В соответствии с ним нанесение ущерба объектам наследия трактуется как тяжкое гражданское и/или уголовное преступление, а для лиц, виновных в соответствующих преступлениях предусматриваются жесткие наказания. Интересно, что подобные наказания возможны и в случаях ущерба не только для собственно объектов Всемирного наследия, но и для объектов, намеченных или намечаемых для номинирования в будущем.

Закон 1999 г. законодательно закрепил национальные принципы охраны австралийских объектов Всемирного наследия, которые отражают традиционную специфику сферы охраны наследия в стране в целом. Среди них – уважение прав собственников земли из числа аборигенного населения, что принципиально важно для таких объектов, как национальные парки Какаду и Улуру – Ката Тьюта. Другой важный принцип – интеграция усилий региональных (отдельных штатов) и федерального (союзного) правительств в деле охраны наследия.

В стране действует целый ряд «именных» общенациональных законодательных актов, относящихся к тем или иным охраняемым территориям – объектам Всемирного наследия. Например, Закон о морском национальном парке Большого Барьерного рифа.

Система управления
К настоящему времени в Австралии сложилась своеобразная система управления объектами Всемирного наследия, основанная на сложившихся традициях регулирования деятельности составляющих их охраняемых территорий до их вхождения в глобальный список. Поэтому в стране нет единого стандарта соответствующего менеджмента, что не следует считать национальной спецификой, тонко «настроенной» на учет местных и региональных особенностей страны. Названные особенности сводятся к следующему.

Специальные государственные агентства соответствующих штатов управляют такими объектами Всемирного наследия как: Большие Голубые горы, Озерный регион Виландра, Резерваты субтропических лесов центральной части Восточного побережья Австралии, Острова Лорда Хау, Акулий залив (Шарк бэй), Места находок австралийских ископаемых млекопитающих, Участки дикой природы Тасмании, Остров Маккуэри, Остров Фрэйзер Национальный парк Парнулулу и Королевский выставочный комплекс с Карлтонским садом.

В двух случаях - Большой Барьерный риф и Влажные тропики Квинсленда – управление осуществляется совместно властями союзного и регионального (штата Квинсленд) правительств. В первом случае дирекция национального морского парка Большого Барьерного рифа, являющаяся федеральным агентством, несёт ответственность за общие вопросы управления парком Большого Барьерного рифа и соответствующим объектом Всемирного наследия, а правительство Квинсленда в лице Службы парков Квинсленда решает вопросы повседневного обеспечения их функций. Что же касается Влажных тропиков Квинсленда, то для управления этим объектом Всемирного наследия была создана специальная структура с функциями разработки политики и планирования деятельности этой территории наследия при сохранении полномочий текущего управления правительственными агентствами штата.

В случае национального парка Улуру – Ката Тьюта управление осуществляется федеральной Дирекцией национальных парков. Особенностью этого парка и соответственно объекта Всемирного наследия является то обстоятельство, что его земли принадлежат аборигенному населению, которое сдает их федеральному агентству в аренду. Аналогичные функции федеральная Дирекция национальных парков осуществляет и на территории национального парка Какаду, часть земель которого является собственностью местного аборигенного населения, а другая принадлежит правительству страны, но является объектом разного рода земельных претензий.

Повседневное управление объектом Всемирного наследия «Острова Херд и Макдональд», расположенным в приантарктических водах, осуществляется Австралийским Антарктическим агентством.

Для каждого из австралийских объектов Всемирного наследия разработаны или разрабатываются менеджмент-планы. Федеральное правительство рассматривает эти планы как важнейшее условие выполнения обязательств страны в рамках Конвенции о Всемирном наследии. Очень важные функции в охране и продвижении своих национальных объектов выполняют научные учреждения страны – университеты, институты и специализированные научные центры. Важную роль в этой работе играют и общественные организации и другие структуры гражданского общества.

Финансирование
Австралия признана одним из мировых лидеров по затратам на поддержание своих объектов Всемирного наследия. Существенно при этом, что это не связано с плохим состоянием этих объектов, отражает приоритеты национальной политики. Так за период с 1997 по 2002 год на цели, связанные с совершенствованием управления и охраны национальных объектов наследия глобального списка было израсходовано более 450 млн. австралийских долларов из федерального бюджета. При этом следует иметь ввиду, что основная часть финансирования входящих во Всемирное наследие охраняемых территорий осуществляется по линии природоохранных агентств отдельных штатов и территорий, а также муниципалитетов.

По замыслу правительства страны выделяемые средства должны содействовать эффективной совместной работе органов управления и местного населения, а также содействовать научным исследованиям и вовлечению в работу по охране наследия всех заинтересованных групп людей. Эти средства, как отмечается в соответствующих документах, должны способствовать наилучшему состоянию австралийских национальных объектов Всемирного наследия - в интересах нынешнего и будущих поколений людей.

Заключение
Национальные объекты Всемирного наследия – это наиболее известные и самые значительные памятники природы, истории и культуры страны. Они образуют своего рода каркас национального наследия Австралии в целом, содействуя его лучшему сохранению и наиболее эффективному использованию.

Австралийские объекты Всемирного наследия составляют весомую часть приоритетных культурных и природных ценностей человечества. Они находятся под надежной охраной австралийского государства в лице федеральных органов власти, правительств отдельных штатов и территорий, а также местных властей и структур гражданского общества. Эта охрана требует весьма существенных затрат. Но они высоко эффективны и социально оправданны. Они окупаются не только ростом внешних и внутренних туристских потоков, но и многочисленными благотворными социальными последствиями. Их главный результат – более устойчивое и благополучное общество.

Похоже, что именно австралийцы в числе первых в мире на деле доказали, что наследие в современных условиях становится решающим фактором устойчивого развития. Есть достаточно оснований считать, что этот эмпирический вывод является универсальным императивом для всех без исключения стран и народов.


Находится в каталоге Апорт
Rambler's Top100
НЦОН © 2005
Design by
Dema.ETC.RU
Все права защищены.

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

АППАРАТ (ДИРЕКЦИЯ)

УЧРЕДИТЕЛИ
Национального Центра Опеки Наследия

УСТАВ
Национального Центра Опеки Наследия

МАНИФЕСТ
Национального Центра Опеки Наследия

Общая информация о НЦОН